На главную страницу
GENERAL DESIGNER PAVEL SOLOVIEV
Pavel A. Soloviev, who died last autumn, was the General Designer of Design Bureau "Aviadvigatel", based  in Perm, till 1988. Under his direction a series of engines for Tupolev and Ilyushin airlines and Mig-31 interceptor. 
 
 
Memorial InterNet
 
Эти  слова буквально за неделю до кончины произнес выдающийся Человек времени, кем по праву должна гордиться Россия. 
Павел  Александрович  Соловьев, родившийся на Волге, более полувека прожил в г. Пермь. Приехав в Предуралье в 1940 году, после блестящего окончания Рыбинского института, он связал свою судьбу с пермским моторостроительным КБ. 
 
26 июня 1997 года ему исполнилось бы 80. На родном ╚Авиадвигателе╩ готовились широко и достойно отметить юбилей своего учителя, Советчика,  бывшего (до 1988г.) Генерального конструктора, Героя Социалистического труда, лауреата Ленинской и Государственной премий, члена - корреспондента АН СССР,  профессора, подготовившего целую плеяду ╚птенцов гнезда Соловьева╩. Но комиссия по подготовке к юбилею неожиданно стала комиссией по организации похорон ... 
Произнеся слова, вынесенные в заглавие, Павел . Александрович добавил: ╚Только теперь я не стал бы терзать себя понапрасну. Постарался бы не принимать все так близко к сердцу╩. И не смог, прочитав на следующий день газеты, где многочисленные журналисты, и не только они, как сговорившись, глубокомысленно рассуждали о бесперспективности российского авиапрома, недостатках отечественных двигателей, необходимости ориентироваться на Запад. Конструктор, посвятивший себя Делу, России, не пережил такого некомпетентного беспредела... Инсульт... Через неделю, 13 октября, его не стало. 
Без преувеличения, вся Пермь пришла в тот скорбный день к заводскому Дворцу, где горожане неоднократно слышали  Павла  Александровича: он много лет был членом Верховного Совета СССР и к нему шли горожане со своими нестерпимыми бедами, просьбами, проблемами. Вспоминая об этой деятельности, Павел  Александрович как-то сказал: ╚После депутатского приема у меня по три дня болело сердце. Реальных-то рычагов для помощи нам не дали!╩ Но он помогал многим. Личное бескорыстие и авторитет заставляли прислушиваться к его мнению городские власти. 
Надо сказать, что ни для себя, ни для членов семьи он не признавал никаких привилегий. Вообще слыл ╚непробивным╩ человеком. И когда в стране все больше стала преобладать тенденция ╚кто смел, тот и съел╩, Соловьев оставался самим собой, запрашивая для своего КБ у государства только самое необходимое. Он как-то вспоминал: ╚На меня даже сердились за это наши местные власти - Что же ты, ведь при твоей известности и авторитете, можешь любую дверь ногой открывать?! - но я всегда понимал, что мне, конечно, не откажут, но при этом у кого-то оторвут. Что же - уподобляться разбойнику с большой дороги?╩ 
Павел  Александрович всегда стремился жить и поступать  по совести, ненавидел ложь, восхищался умом и трудолюбием своих коллег, смело  выдвигал молодежь. В коллективе КБ  Соловьев создал удивительно творческую и теплую атмосферу, достойные и уважительные отношения  друг к другу. Являясь учеником основателя КБ Аркадия Дмитриевича Швецова, он сохранил все лучшие традиции. Отличительными чертами сотрудников своего КБ он считал точное соблюдение обязательств, инициативность, умение спокойно доводить до совершенства новые двигатели, опережавшие, как правило, свое время. 
 
 
 
 
 
 

 
 

О совместной работе с ведущими самолетостроительными КБ Соловьев вспоминал с большим теплом. С А.Н. Туполевым пермяков связывали давние отношения, основанные на взаимном уважении и доверии. Познакомившись с молодым Соловьевым еще в военную пору, Андрей Николаевич признал его конструкторский талант, человеческое обаяние и  порядочность. А мнение этого, исключительно прямого и бескомпромиссного человека, высшего авторитета российской авиации, стоило много. Туполев первый поверил в предложенный Соловьевым двухконтурный двигатель Д-20П и поставил его на пассажирский реактивный самолет Ту-124. 
В начале 60-х годов Туполев задумал принципиально новую машину с двигателями в хвосте и обратился, конечно, в КБ Соловьева: ╚Дайте мне двигатель компактный, но мощный╩. И в пермском ОКБ создали Д-30 - первый советский авиадвигатель, получивший международный сертификат летной годности. Его применили на Ту-134, и до сих пор он успешно эксплуатируется. Этот двигатель, самый надежный в мире, Павел  Соловьев и назвал в конце жизни  своим лучшим и любимым произведением. 
Сергей Владимирович Ильюшин - еще один замечательный авиаконструктор, с кем свела судьба Павла  Александровича. В результате совместной работы их КБ родились - транспортный Ил-76, дальне-магистральный Ил-62М. Павел  Александрович вспоминал о полном доверии двух фирм: ╚Ведь как мы работали? Не было никакой  бумажной волокиты. Встречались, обсуждали технические характеристики и - вперед. И с Генрихом Васильевичем Новожиловым - так же. Во время беседы каждый из нас просто записывал сроки, конкретные мероприятия другой стороны в свой блокнот, и ... расходились".  
Размышляя о стиле работы пермского ╚Авиадвигателя╩, Павел  Александрович говорил: ╚Я считаю особой заслугой нашего КБ то, что практически все двухконтурные реактивные двигатели разрабатывались не вследствие какого - то казенного заказа, а по нашей инициативе. И их вынуждены были принимать, так как они оказывались лучше, экономичнее и надежнее других╩. 
 
Генеральный директор АО "Авиадвигатель" Михаил Кузменко 
 
П.А. Соловьев, возглавив КБ в 1953 году, занялся новой для пермяков темой - газотурбинными двигателями. Генеральный конструктор нацелил свой коллектив на выпуск семейства двухконтурных турбореактивных - Д-30, Д-30КУ, Д-30КП, Д-30Ф6, ПС-90А - установленных затем на гражданских и военных самолетах: Ту-134, Ту-154М, Ил-62М, Ил-76, МИГ-31, Ил-96-300, Ту-204. Два крупнейших моторостроительных серийных заводов, в городах Пермь и Рыбинск, обеспечили ими российскую авиацию, более 40% самолетов которой летает на двигателях пермского КБ. 
Перечисляя все высокие звания и титулы Павла Александровича, я представила, как бы он нахмурился. Ведь он неоднократно повторял, что путь конструктора, а тем более генерального, это не лавры и награды, а каторжный труд и рубцы на сердце, но он очень любил свое дело: ╚Я никогда не соглашался ни на какие повышения, если они грозили переводом в Центр. Как можно променять эту живую, творческую жизнь на бюрократические посиделки?╩ Вот почему, вспоминая свою долгую жизнь, Павел  Александрович подвел итог: ╚Бесспорно, я снова повторил бы свой путь.╩ 
 
 
AEROSPACE HERALD
June - July 1997
Всероссийский аэрокосмический журнал
"ВЕСТНИК АВИАЦИИ и КОСМОНАВТИКИ"
июнь - июль 1997
Любовь Калинина,  
фото Валерия Киселева и Жиля Теофила. 
 
<
E-mail igor_moscow@inbox.ru>
Copyright ╘ P&S Web Shop ╝ 1997